Мой дед – Владимир Цуркан

Цуркан Владимир Антонович

Завод, регион: АО "ЭПМ-НЭЗ"

Мой дед – Владимир Цуркан

Своего деда я помню уже не очень хорошо, он умер в 1990-м, когда мне не исполнилось даже 13 лет, но по-прежнему, в памяти живы его рассказы и воспоминания, которыми он делился с внуками.

Было это крайне редко, дед не любил вспоминать о войне. Если его и удавалось разговорить, то только в мае, когда вся страна отмечала День победы. Деда окружала толпа детворы от многочисленной родни с просьбами: «Дед, дед, ну расскажи про войну», он сажал из нас кого-то себе на колени, затягивался горьким дымом самосада, и помолчав несколько минут начинал свой рассказ. Обычно, первые слова звучали так:

«Что такое война? Война - это страх, боль и неизвестность, будешь ты жив завтра, или нет…».

Владимир Антонович Цуркан

Владимир Антонович Цуркан родился в 1915-м году, когда началась война, он жил в Украине, в Ворошиловградской области. На фронт пошел добровольцем в первые дни войны, когда немцы наступали. В июле 41-го он вместе с сотнями таких, же как он необстрелянных бойцов, впервые взявших в руки оружие, попал в плен. Это случилось в окружении под городом Ровно. Эшелоны с пленными бойцами красной армии немцы отправляли в Австрию, в концлагерь Маутхаузен. Этот лагерь известен тем, что в нем находился и был зверски замучен герой СССР, генерал-лейтенант Дмитрий Карбышев. Находясь в лагере, дед совершил три попытки побега, был четыре раза ранен, лишился всех зубов, получил переломы четырех ребер и руки. Отправляли деда и в газовую камеру. В первый раз ему и остальным заключенным повезло, оборудование не сработало. Во второй раз – погибли не все, дед вместе еще с несколькими «везунчиками» смог выползти из кучи трупов едва дыша. Его прозвали «живчиком», и вместе с другими заключенными отправили на принудительные работы на границу с Францией, добывать уголь в рурском угольном бассейне. Каторжный труд унес жизни тысяч военнопленных, но мой дед выжил. В 45-м его вместе с другими советскими солдатами освободили войска союзников – американцев, и в эшелонах отправили обратно в СССР. После Победы дед, как и многие бойцы, попавшие в плен, был снова отправлен в лагерь, где провел почти пять лет, после чего был реабилитирован и освобожден. С подорванным здоровьем, без возможности иметь своих детей он вернулся домой. Мой папа – приемный ребенок, но Владимира Цуркана он всегда считал родным отцом, как и я считаю его своим родным дедом. Для нашей семьи он Герой, который прошел через страх, боль и неизвестность, будешь ты жив завтра или нет. Герой, у которого нет боевых наград и медалей, его подвиг – то, что он выжил, пройдя через кошмар длящийся не один год.

Дед не любил отмечать День Победы, не любил вспоминать войну, в этот день он выпивал фронтовые сто граммов, а потом уединившись тихо украдкой плакал…

Юрий Редькин

Пресс-секретарь АО «ЭПМ-НЭЗ»

Другие истории